Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

жаба

Misc. hag. Syr.

(1) Про «Деяния Фомы», по поводу главы об апостоле Фоме в книжке Шона МакДауэлла «Судьбы апостолов». Автор в очередной раз доказывает, что путешествие апостола Фомы в Индию было не только вполне возможно (путешествия, торговые и культурные связи), но и вполне вероятно. Новых аргументов у него нет, зато добросовестно повторяются старые доводы. На мой взгляд, самый существенный из них — наличие уже в III веке мнения, что Фома отправился в Индию (точнее, куда-то на Восток), о чем говорится в том числе в «Деяниях Фомы». Кроме того, в Индии довольно рано появились христиане, которые потом возводили свою общину к проповеди Фомы. Ученый Бенедикт Вадаккекара еще подчеркивает, что Фому связывали только с Индией (или, по крайней мере, с Парфией). Пример аргумента идиотского — «крест из Таксилы», который относится якобы ко II веку (датировка, конечно, совершенно произвольная). Другие аргументы, на первый взгляд, трудно назвать идиотскими, но их доказательная сила невелика.

mhs(1).jpg
Старый португальский собор в Сан-Томе (Майлапур). Снесен в 1893 году.

Collapse )
жаба

Ефрем 2: Гробница

Продолжение урфской темы (начало здесь)
.
u06_rohrbach.jpg
Вид Урфы с запада. Фото П. Рорбаха. 1: Сурб Саркис. 2: Армянский собор

СУРБ-САРКИС

Сирийский поэт и богослов диакон мар Апрем, известный как Ефрем Сирин, в 363 году переселился в Эдессу из Нисибина и провел там последние десять лет жизни. Согласно сирийскому житию, написанном не ранее VI века, Ефрем завещал похоронить себя на кладбище для бедных. Потом горожане перенесли его останки в пещеру, где обычно погребали епископов (BHO 269 + армянский перевод CSCO 474, p. 26), по другой версии — похоронили под церковью (BHO 270). Трудно сказать, что это была за церковь или усыпальница. В Эдесской хронике упоминается, во-первых, «кладбище», которое построил епископ Айталлаха во второй четверти IV века, во-вторых, мартирий мар Барлахи, построенный в начале V века, где были похоронены епископы Нонн, Асклепий и Андрей. Однако епископов явно могли хоронить и в других местах. Среди многочисленных церквей, мартириев и монастырей усыпальница Ефрема не привлекала особого внимания. Мне встретилось единственное средневековое упоминание о ней, которое связано с осадой Эдессы сельджуками в 1144 году: один из мусульманских отрядов расположился на холме к западу от города, где находилось кладбище, а на нем — гробница святого Ефрема (Chron. 1234, 2, p. 90). Сегал связывал с этой гробницей упоминание об армянской церкви св. Евфимии в латинском описании Эдессы (tercia in honore S. Eufemiae apud Armenios — Röhricht, pp. 295–299; Segal, p. 239). Церковь или монастырь в честь Ефрема или Евфимии не упоминается в сирийском перечне эдесских храмов (Chron. 1234, 1, pp. 141–144: ср., однако, церковь св. Феодора на горе к западу от города) и в списках церквей, оскверненных или разрушенных мусульманами, у Михаила Сирийца (Chron. Mich. Syr., 3, p. 398) и в анонимной хронике 1234 года (Chron. 1234, 2, pp. 100–101). Если предположить, что церковь Ефрема уже в Средние века именовалась в честь мученика Сергия, легче не станет: оба храма Сергия, известные средневековым хронистам, находились в восточной части Эдессы (ср. выше о церкви св. Георгия), а небольшой монастырь Сергия и Вакха, который построил яковитский митрополит Афанасий в конце XI века, стоял к северу от города (Chron. 1234, 2, p. 221).
.
Collapse )
жаба

Depositio martyrum

Хронография 354 года в основном состоит из текстов, повествующих о «светском» и «языческом» времени римлян. Однако три текста посвящены «христианскому» времени. Пасхалия и календарь содержат ежегодный цикл праздничных и памятных дней, а в перечне Римских епископов разворачивается история христианства, которая тогда насчитывала немногим более трехсот лет. О первой части календаря, Depositio episcoporum, я уже писал, поэтому стоит рассказать и о второй части — Depositio martyrum, «Погребении мучеников».

Collapse )
жаба

Depositio episcoporum

Среди христианских текстов в Хронографии 354 года есть римский церковный календарь. Он состоит из двух частей с непривычными названиями: Depositio episcoporum и Depositio martyrum, буквально «Погребение епископов» и «Погребение мучеников». Обе таблицы занимали разворот кодекса (слева — епископы, справа — мученики). Это не просто самый ранний календарь Римской церкви, но и вообще самый древний сохранившийся христианский календарь.

В Depositio episcoporum (DE) названы даты и места погребения Римских епископов от Луция I (253–254) до Юлия I (337–352). Очевидно, это был поминальный календарь: в указанные дни христиане посещали гробницы прежних епископов на пригородных кладбищах, возможно, там же совершалось памятное богослужение. В DE перечислены лишь такие епископы, которых, судя по всему, не считали святыми в привычном смысле этого слова (понятно, что в середине IV века ясных границ между разными категориями «почитаемых усопших» еще не было). Поэтому DE должен был использоваться вместе с DM, где указаны даты поминовения епископов-мучеников: Каллиста I, Понтиана, Фабиана и Сикста II. Как мученики погибли папы Каллист (если верить более позднему римскому преданию) и Сикст II (это факт); Понтиан умер на каторге, а Фабиан, очевидно, в тюрьме, поэтому их тоже считали мучениками за веру. Стало быть, для составителей календаря существовала разница в поминовении «обычных» епископов и епископов-мучеников, но в чем она заключалась, трудно сказать.

Collapse )

V46r.jpg
Depositio episcoporum в венской рукописи
жаба

Канонического права в ленту

«Собрание Дионисия—Адриана» (Collectio Dionysio-Hadriana).

Самый авторитетный сборник канонического права на Западе начиная с правления Карла Великого. Считается, что он был составлен в Риме, и в 774 году папа Адриан I послал его Карлу Великому. В некоторых рукописях сборник снабжен предисловием-акростихом («Папа Адриан сыну, превосходнейшему господину Карлу, великому королю»). Карл прославляется как благочестивый защитник Церкви, могущественный государь, который по воле Христа и апостола Петра покорил множество стран и народов. Упоминается о торжественной встрече Карла в Риме после завоевания королевства лангобардов (визит Карла в Рим состоялся на Пасху 774 года). Раньше СДА называли официальным каноническим сводом империи Каролингов, но с этим далеко не все понятно. Видимо, этот сборник использовался во «Всеобщем увещевании» Карла Великого и в постановлениях Аахенского собора 802 года. СДА — далеко не самый полный сборник канонов, известный Каролингам, но, пожалуй, самый распространенный (около 100 рукописей).

В состав сборника входят соборные каноны и папские декреталии. Его основа «Дионисиево собрание» (Collectio Dionysiana), составленное в первой четверти VI века Дионисием Малым. Основные отличия СДА от его предшественника стихотворное предисловие (им заменены прозаические предисловия Дионисия), списки участников ранних соборов (от Никеи до Сардики), деление многочисленных африканских канонов на две группы (под заголовками «Карфагенский собор» и «Каноны различных африканских соборов»), добавление папских декреталий (у Дионисия они были собраны отдельно) и так далее. Кардинал Эрдё пишет, что в СДА были добавлены послания Григория Великого, но это ошибка: в сборнике нет ни одной декреталии этого папы. Последний документ, включенный в СДА, — постановления Римского собора 721 года.

Collapse )

CDHinc.jpg
жаба

De captivitate Maioli abbatis

Есть старая история о том, как святого аббата Майоля взяли в плен.

Это произошло в ночь на 22 июля 972 года на территории современной Швейцарии. Майоль со свитой возвращался из Италии через альпийские перевалы. Внезапно на путешественников напали сарацины. Люди Майоля пустились бежать, но враги перехватили их, окружили и заковали в цепи. В одного из слуг сарацин метнул копье, но Майоль успел взмахнуть рукой и принять удар на себя (в память об этом на руке у него остался большой шрам). Пытаясь предотвратить резню, аббат сдался сарацинам, и его повели прочь с остальными пленниками. Когда они прибыли на место, Майоль стал спорить с сарацинами о религии. Те обозлились, надели на него кандалы и бросили в пещеру. Майоль решил, что его собираются убить, и приготовился к смерти. Ночью ему приснился папа Римский. Аббат принял это за добрый знак и решил, что ему не суждено умереть от вражеских рук. По приказу захватчиков он написал своим монахам и попросил выкупить его: "Моим господам и собратьям в Клюни - злосчастный пленник Майоль, закованный в цепи. Я окружен бурлящим потоком Велиала и попался в силки смерти. Если можно, пришлите выкуп за меня и за пленников, которых держат со мной". Клюнийцы собрали огромные деньги, чтобы получить назад своего аббата и его товарищей по несчастью. Майоль отправился в монастырь, а сарацины, довольные выгодной сделкой, вернулись в свою провансальскую крепость Фраксинет. Но клюнийские монахи не собирались оставлять их в покое. Скоро весь мир узнал о позорном происшествии: аббат Майоль побывал в руках врагов, а монахам пришлось отдать свои сокровища иноверцам. Знатные сеньоры больше не могли сидеть сложа руки. Оба графа Прованса, маркграф Турина, их вассалы и союзники отправились в поход. Оттеснив сарацинов к Фраксинету, они разбили врагов и осадили крепость. Сарацины отчаянно пытались вырваться из окружения. Им удалось укрепиться на горной вершине, но бежать оттуда было невозможно. Ночью сарацины попытались преодолеть скалы и спуститься с обрыва, однако большинство беглецов нашло свой конец на дне пропасти. Тех, кто не успел сбежать, наутро схватили провансальцы. Так они прогнали сарацинов из Прованса, а Майоль получил обратно книги, которые отобрали у него иноверцы. Впоследствии поход на Фраксинет прозвали войной святого Майоля. С того времени и до колонизации Алжира во Франции не было мусульман.

[Пространное житие Майоля BHL 5179: D. Iogna-Prat, Agni immaculati. Recherches sur les sources hagiographiques relatives à saint Maieul de Cluny (954-994), Paris 1988, 247-260]
жаба

рукописи

Когда я был маленький и учился в университете, нам рассказывали о подвиге русского библиофила и дипломата Дубровского. Будучи в Париже, Дубровский воспользовался французской революцией и купил на аукционе несколько сотен средневековых рукописей, происходивших из монастыря Корби. Теперь эти рукописи хранятся в библиотеке Салтыкова-Щедрина. Я тогда думал — вот, как здорово, молодец Дубровский. А теперь мне кажется, лучше было бы врезать по шаловливым ручонкам, которые он тянул за этими рукописями. Почему же? А вот почему. Рукописи монастыря Корби сейчас в основном хранятся в трех местах. Во-первых, BNF в Париже. Эти рукописи оцифрованы и постепенно выкладываются в сеть на Галлике. Во-вторых, библиотека имени Луи Арагона в Амьене. Эти рукописи тоже частично доступны в сети. И в третьих, РНБ. Там лежат 36 особо ценных манускриптов, отобранных в Корби еще эрудитами семнадцатого века. Об оцифровке и тем более о доступности их в интернете можно даже не заикаться. Найти приличное описание этих рукописей — уже проблема. Вместо него у меня лежит копия самодельного альбома образцов, который Добиаш-Рождественская в свое время сделала для немцев.

Collapse )
.
жаба

За пятью замками

Один мой коллега говорит, что мощным может быть только такое государство, в котором много мощей. Король Филипп II и другие выдающиеся деятели испанской истории думали одинаково с моим коллегой. Поэтому в Испании много мощей. Правда, в тридцатые годы испанцы слегка убавили это множество, но все равно немало осталось. Кроме естественного производства мощей, их в большом количестве импортировали и чудесно обретали. Г-жа Катрина Олдс описала феерическую историю с обретением огромного количества мощей на пустом месте в древних развалинах, которое сопровождалось массовой истерией проявлениями глубокого, искреннего благочестия.

Мало заполучить мощи — их нужно еще и сохранить. Проблема хранения реликвий остро встала перед жителями города Самора, у которых в 1260 году оказались мощи святого Ильдефонса, епископа Толедского.

Collapse )
жаба

Кровь и похоть

Ирландские церковники думали, что у греховных желаний есть конкретная биологическая причина — избыток крови в организме (rό immad fola inda cuirp). Когда кровяное давление падает, похоть и прочие страсти исчезают. Избыток крови случается от обильного питания, чего следует всячески избегать.

В келидейском сборнике поучительных рассказов и изречений, известном как «Монастырь Таллахт» или «Таллахтский устав», есть два анекдота на тему крови и похоти.

У Молассе с Бычьего острова была сестра по имени Копар. Она была благочестивой женщиной, но ее сильно одолевали греховные страсти — ведь в женщине на треть больше похоти, чем в мужчине (или наоборот, я как-то плохо понял: ar ita train forcraid de accobur in mulieribus sech na firu). Молассе велел ей меньше есть, но через год сестра призналась, что страсти все еще одолевают ее. Молассе как раз сидел и что-то шил. Ни говоря ни слова, он трижды воткнул иголку в ладонь сестры. Вытекло много крови. Чему тут дивиться, — сказал Молассе, — что тело, в котором столько крови, не может себя контролировать. И он велел сестре есть еще меньше. Через год она пришла к Молассе, и он снова воткнул в нее иголку, и снова вытекло много крови. Молассе опять уменьшил сестре рацион. Прошел год. Она пришла к Молассе. Молассе воткнул в нее иглу. Крови не было. Ага! — сказал Молассе. — Вот так и кушай до самой смерти.

Однин бродячий торговец часто передавал сынам жизни вести от Самтанн. Как-то раз Самтанн велела торговцу сказать Маэл Руану, что он — ее самый любимый клирик в южных землях. Принимает ли Маэл Руан на исповедь женщин, согласен ли он стать ее духовником? Торговец пришел к Маэл Руану и сказал: Самтанн велела передать, что ты у нее самый любимый… Тут Маэл Руан залился румянцем, произвел три генуфлекции и впал в транс. Через какое-то время он сказал: Передай Самтанн, что я попрошу у нее совет. Торговец вернулся к Самтанн и рассказал ей обо всем. Думаю, из этого парня что-то получится, — сказала Самтанн. Она сняла заколку с плаща и вонзила себе в щеку; заколка застряла в кости. Из раны потекли две струйки молока, но ни капли крови. Пока торговец бился в истерике, Самтанн сжала раненую щеку пальцами и долго пыталась выдавить хоть немного крови. Наконец вытекла крошечная желтоватая капелька. Самтанн подняла эту жалкую капельку ногтем и печально посмотрела на нее. Прошло уже так много времени, — сказала Самтанн, — а в теле все еще столько сока! Нет, пусть Маэл Руан остерегается дружить с женщинами, они недостойны доверия!

.
кролик петр

Патриаркаду ды Лижбоа

Говорят, серьезным людям нельзя пользоваться википедией. Наверно, имеется в виду русская википедия, но даже в ней попадаются действительно хорошие статьи. Вот я, например, едва ли не каждый день ползаю по википедиям. Откуда еще между делом можно узнать о происхождении Лиссабонского патриархата?

Лиссабонская кафедра оставалась вакантной после смерти архиепископа Жуана де Соузы (1703–1710). Через три года Томаш де Алмейда, епископ Порту, был номинирован королем Жуаном V на должность главного королевского капеллана – патриарха и получил папское утверждение.

Несмотря на наличие «капеллана-патриарха» (?!) до основания патриархата прошло еще три года (булла папы Климента XI In supremo apostolatus solio, 7 ноября 1716 г.). Диоцез Лиссабон был разделен на две части, одна из которых стала Западно-Лиссабонским патриархатом. Главным храмом служила королевская капелла во дворце Рибейра, к тому времени имевшая статус коллегиальной церкви. Теперь она была объявлена патриаршим храмом и сменила патроциний — с апостола Фомы на Вознесение Богоматери. Наряду с патриархатом было образовано Восточно-Лиссабонское архиепископство, которое, насколько можно понять, оставалось вакантным.

В 1718 году между обеими митрополиями распределили суффраганов. Патриархату достались епископства Ламегу и Лейрия (в Португалии), Фуншал (на Мадейре), Ангра (на Азорских островах). Архиепископство получило диоцезы Гуарда и Порталегре (в Португалии), Кабо-Верде, Сан-Томе и Конго (двумя годами ранее Конгская (или Конгийская?) кафедра была перенесена отсюда сюда).

Видимо, учреждение Лиссабонского патриархата было такой же причудой Жуана V, как и сооружение дворца-монастыря Мафра. Король получил «папистический титул» Его Вернейшего Величества. Под его благосклонным взором алчность латинских церковников, по мнению английского реверенда, опустошила казну и расстроила управление страной.

В 1740–41 годах архиепископство Западного Лиссабона, так и не получившее своего предстоятеля, было упразднено, а его юрисдикция передана патриархату. Старый лиссабонский собор лишился статуса кафедрального и получил почетное наименование патриаршего. Заодно был упразднен и соборный капитул. Во время известного землетрясения 1755 года дворец Рибейра и патриарший храм превратились в развалины. На протяжении многих десятилетий патриархия кочевала из одного храма в другой. В 1834 году старому собору, носившему теперь наименование базилики Девы Марии, был придан статус «архиепископского митрополичьего собора провинции Эштремадура». Только в 1844 году храм получил статус патриаршего собора (Sé Patriarcal), который носит поныне.

Основание патриаршей кафедры при дворцовой капелле, учреждение двух епископств в одном городе, изобретение титула «патриарх-капеллан» - остается только гадать, для чего был устроен весь этот бардак.

.